CqQRcNeHAv

Афера в удаленном доступе


Угoлoвнoe дeлo прoтив Дeнисa Тoмaшeвичa вoзбудили в мaртe этoгo гoдa. Дeтaли ширoкo oбсуждaлись в СМИ. Свoeй истoриeй с “НГ” пoдeлилaсь oднa из пoтeрпeвшиx.

Из письмa Oльги Нoвикoвoй

“Любaя прoфeссия нaклaдывaeт oтпeчaтoк нa чeлoвeкa, eгo oтнoшeниe к людям. Зa дeсять лeт рaбoты буxгaлтeрoм мoим дeвизoм стaл принцип: снaчaлa прoвeряй, дoвeряй пoслe. Думaлa, ктo угoднo мoг oкaзaться жeртвoй мoшeнникa, тoлькo нe я! Всe слoжилoсь инaчe…

Нa элeктрoнную пoчту нaшeй кoмпaнии eжeднeвнo приxoдит oгрoмнoe кoличeствo приглaшeний, рaссылoк, дa и прoстo спaмa. Мoe внимaниe привлeклo письмo с пoмeткoй “Срoчнo”. Блaгoтвoритeльный фoнд “Дoбрo твoри” прoсил oкaзaть бeзвoзмeздную пoмoщь бoльным дeтям-инвaлидaм нa приoбрeтeниe пaмпeрсoв и сaлфeтoк. В сooбщeнияx укaзывaлись и нoмeрa тeлeфoнoв, пo кoтoрым мoжнo связaться с вoлoнтeрaми, ссылкa нa иx сaйт. Нa мoй пeрвый звoнoк oтвeтил приятный мужскoй гoлoс:

— Нaши пoдoпeчныe много времени проводят на свежем воздухе. Школа-интернат не может выделить нужное количество денег для индивидуальной гигиены. В соответствии с санитарными нормами каждому больному ребенку в день полагается минимум три памперса. Кроме этого, тяжелобольным необходимы салфетки для ухода за специальной трубкой, через которую им поступает пища.

Нужно помочь! Несколько дней уговариваю руководство предприятия. Не дождавшись ответа, из своего кармана 50 рублей перевожу на счет фонда, через день компания выделяет еще сто. Пока перечисляли деньги, волонтеры Мария Мухина, Виктория Прохорова, Ольга Соколовская охотно вступали в переписку, отвечали на все вопросы. Связь оборвалась, как только попросила выслать договор о передаче денег и отчет о потраченных средствах. Номера стали недоступны, на электронные сообщения никто не отвечал.

Заподозрив неладное, внимательно изучила их сайт. Среди информационных партнеров были указаны СМИ. Дозваниваюсь до редактора одной из газет. На вопрос, знают ли о фонде “Добро твори”, отвечают: никогда о таком не слышали.

Попалась, и на старуху бывает проруха. Впервые решилась сделать пожертвование — и сразу мошенники! Внутри еще теплилась надежда, и я отправилась за ответами по адресу, где должен быть расположен фонд. Александр, управляющий офисным зданием, встречает меня с печальной улыбкой:

— Ищете волонтеров? Тут таких никогда не было. Не удивляйтесь, вы далеко не первая.

Все стало ясно”.

Суд над Томашевичем начался в сентябре. Зачитывание списка пострадавших растянулось на два заседания. На электронные письма с призывом о помощи в организации сладкого стола, оплате поездки в аквапарк и покупке принадлежностей первой необходимости для сирот откликнулись жители из всех уголков страны. Сотрудники отдела по борьбе с экономической преступностью выявили 175 потерпевших и 384 факта мошенничества, многие переводили деньги несколько раз.

— С заявлением в милицию обратилась не сразу, — вспоминает Ольга Новикова. — Сумма перечисленных Томашевичу денег была небольшой, поэтому не знала, примут ли.

В зале суда, кривляясь и жестикулируя, 24-летний Денис демонстрировал родным толщину материалов уголовного дела. На счет лжефонда поступило более 45 тысяч рублей. Ни родственников, ни знакомых не смущало, что безработный снимал квартиру в Минске. Регулярно вместе с друзьями отдыхал в дорогих столичных барах. Все были уверены, что он занимается благотворительной деятельностью.

Денис как никто другой понимал ребят, оказавшихся на попечении у государства: ему было 10 лет, когда отца и мать лишили родительских прав. Социальная служба определила мальчика в Черницкий детский дом в  Лиозненском районе. После выпуска парень присоединился к волонтерской организации. Молодые активисты оказывали помощь детским домам: привозили сладости, игрушки, канцелярские принадлежности и товары первой необходимости, а иногда приезжали с шоу-программой. Совместная волонтерская работа помогла понять, каким образом на благотворительные счета поступают деньги и как они после тратятся.

Недолго думая, Денис зарегистрировался как индивидуальный предприниматель по рекламе. Научился создавать сайты, с легкостью освоил разные способы продвижения групп и страничек в социальных сетях. На свет появился проект “Добро твори”. Найти сердобольных граждан, готовых помочь в трудные времена больным людям и детям-сиротам, не составило труда. Все контактные данные в интернете доступны каждому, дальше дело техники: подписываясь женскими именами, рассылал всем сотрудникам слезливые истории о страждущих детях. Когда же отвечали, что ничем не могут помочь, молодой человек резко обрывал разговор, допуская в адрес оппонентов нецензурную лексику.

Факты обмана стали всплывать в соцсетях довольно быстро, но Томашевич виртуозно лгал и выкручивался, называя все претензии к нему “троллингом”. Зато, когда его задержали, на вопрос “Зачем нужно было создавать псевдоблаготворительный фонд?” он искренне ответил: “Мне просто нужны были наличные”. Об этом рассказала следователь Ирина Моржеедова:

— Я не вижу с его стороны раскаяния или сожаления. Денис с улыбкой рассказывает о том, что делал. Он далеко не глупый парень: лихо обводил вокруг пальца квалифицированных бухгалтеров и юристов и его никто не заподозрил. На одном из допросов сказал: “Надоело все. Скорее бы попасть на зону”.

Первыми в милицию обратились жители Минска и Сенно, которые не получили отчетов о проделанной фондом работе. Показания против обвиняемого дал и свидетель, который давно знал, чем на самом деле занимается “благотворитель”. Любопытно, что первое время в социальных сетях сам Томашевич призывал добродетелей остерегаться мошенников: “В интернете много недобропорядочных людей, которые занимаются сбором пожертвований, а потом присваивают их себе, поэтому будьте бдительны!”

Сейчас, и правда, куда ни зайдешь в сети, — ВКонтакте, ЖЖ, Фейсбук, в почту, — отовсюду летят просьбы “Помоги!”. Просят на лечение, на еду, сиротам, многие добавляют “кто чем может!”, “срочно!”. Прежде чем отправлять деньги, поинтересуйтесь репутацией фонда — в интернете это несложно. Если же откликаетесь на объявления родителей больного ребенка,  помните о том, что просители, которым нечего скрывать, представят по вашей просьбе нужные документы. Не оставайтесь равнодушными к чужим невзгодам, но при этом не позволяйте себя обмануть.

Что касается дела Томашевича, судебный процесс над ним обещает быть долгим.  На данный момент ему предъявлено обвинение в мошенничестве, совершенном в крупном размере. Против него возбуждено второе уголовное дело, в основу которого легли факты, связанные с получением денег посредством электронных платежей. Если вина будет доказана, обвиняемому грозит от двух до семи лет лишения свободы.

КОМПЕТЕНТНО

Ольга Митичкина, психолог:

— Привычка лгать довольно устойчива, так как формируется еще в детстве. В 5—6 лет дети врут поголовно, в этот период в головном мозге начинают работать центры, отвечающие за креативность. Патологическая лживость — ложь без явной причины, как правило, присуща истерическому типу личности. Обычно это слабый тип, он врет, чтобы чувствовать себя в выдуманной реальности безопасно.

Любого ребенка можно вырастить патологическим лжецом, если постоянно критиковать, унижать, не проявлять любви и тепла, требовать предельной откровенности и “лезть под кожу”. В таком случае это единственный способ спасти свое “я” от уничтожения. Талантливые мошенники легко манипулируют людьми, внушают доверие тем, кого уже обманули. Немногим более 10 лет назад сталкивалась с таковой: ей удалось обмануть на недвижимости более полусотни человек за четыре месяца, включая владельца агентства недвижимости. Сумма ее долгов была огромная, но потерпевшие на очной ставке отказывались поддерживать обвинение после фразы: “я расплачусь, а если сяду — у меня шансов нет отдать долг!”. Даже понимание неотвратимости наказания часто не может заставить лжеца говорить правду, которая заставляет столкнуться с неудобной, некрасивой и “неудобоваримой” реальностью, от которой он и сбегает.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Автор публикации:
Анастасия БОДРАЯ

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.