CqQRcNeHAv

Сносные условия

— Многие хотели бы остаться в своих домах. Но многоэтажный город наступает. Нашу улицу пока сносить не планируют. Но что будет дальше, неизвестно, — разводит руками Леонид Хричев. Ему 63 года. В Сельхозпоселке на улице Неждановой он провел всю свою жизнь:

— Мать была швеей, во время войны шила маскировочные халаты, теплые бурки для партизан. В мирное время переехала в Минск, стала работать закройщицей и портнихой на фабрике. А в середине 1950-х получила здесь участок.

Жила семья сперва во времянке, привезли из деревни небольшой сруб. Там даже пола не было. А строить дом начали позже.

Истории жителей Сельхозпоселка во многом похожи. Давать участки начали еще в 1930-х годах. Многие работали неподалеку: в Доме печати, 1-й клинической больнице, политехническом институте. Во время войны поселок опустел. Новый виток в его истории пришелся на 1950е. В послевоенном Минске с квартирами было трудно — все разрушено, город нужно было отстраивать заново. Поэтому давали участки. Постепенно поселок рос. К домам подводили воду и газ. Соседи друг друга прекрасно знали. Праздники встречали вместе. А вот “чужаки” старались здесь не появляться. Анатолий Сергеевич живет в Минске почти полвека:

— В свою молодость я бегал в этот район к девчонкам. Помню, шел как-то вечером, вижу — мужчина нагнулся попить из колонки. К нему подходят местные: “Водичку пьешь? А простудиться не боишься?”

Хулиганы были, признают местные, но своим не докучали. Даже наоборот: жители Сельхозпоселка спокойно ходили на танцы во Дворец спорта, гуляли в парке Челюскинцев. Знали, что их никто не тронет.

Но в 1990-е годы криминальная слава района разнеслась по всему Минску. Отсюда берет начало банда “поселковых”, которая занималась вымогательствами, похищениями людей, разбойными нападениями, теневыми валютными операциями. Два года назад над ней завершился громкий судебный процесс. По делу проходили 10 обвиняемых. Они получили от 9 до 20 лет лишения свободы.

Сельхозпоселок стал родным местом для известных личностей. Здесь, например, в свое время приобрел жилье актер и композитор Анатолий Длусский. Поселковцем был создатель известного самодельного автомобиля (о нем многие СМИ писали) — художник, бывший танкист Борис Каравкин. В конце 1960-х загорелся идеей купить машину. Но надо было денег много накопить и ждать в очереди лет 10. Борис Иосифович решил проблему иначе. Сделал машину сам. Причем не обошлось без ноу-хау — двери в авто были раздвижными. Назвал его “Фантазией” и ездил на нем более сорока лет.

Сегодня в Сельхозпоселке живет свыше 16 тысяч человек. Это район контрастов. Рядом с роскошными двух- и трехэтажными коттеджами стоят домики поскромнее. Немало и покосившихся хибар с удобствами на улице. Живут строители, предприниматели, программисты, врачи, механики. Много пенсионеров. На инфраструктуру никто не жалуется — есть магазины, школа и даже сауна, до остановок общественного транспорта рукой подать.

Но вот уже долгое время главная забота местных жителей — перспектива сноса. 

А это значит, что отремонтировать жилье, сделать пристройку или вообще хоть чтонибудь поменять для них проблематично. Есть те, кто до сих пор не подвел воду и газ — зачем тратить деньги впустую, если это никто не компенсирует? Но пока одни с нетерпением ждут, когда они смогут перебраться на новое место жительства, другие не желают расставаться со своим домиком в “городской деревне”.

— Я, образно говоря, без разрешения дверь дома поменять не могу, — говорит Эмилия Александровна. — Но, смотрю, люди что-то делают: окна новые ставят, например. Ведь никакой конкретики нет. А жить нам как-то надо. 

40летний Юрий уверен, что его дом сносить пока не будут. Но за развитием событий у односельчан следит внимательно:

— Озвучивалась цифра в 500 долларов за квадратный метр. Что на эти деньги купишь? Здесь люди живут десятилетиями, сменилось три-четыре поколения — и все эти семьи живут в одном доме. Когда руки были развязаны, — что-то достраивали, доделывали, расширяли жилплощадь. С квартирой так не получится. 

Что этим людям делать?

Мнения жителей поселка, чьи дома, возможно, пойдут под снос, разделились. Пенсионер Александр говорит, что к переезду готов, но в квартиру не хочет ни в какую:

— Я всю жизнь провел на своей земле. В пригороде есть немало деревень, я не против поселиться там.

Владелица одного из коттеджей, отказавшаяся представиться, более категорична. Для нее решающий фактор — не земля, а месторасположение:

— Сейчас я живу почти в центре города. Все рядом. А что будет после сноса? Отправлюсь в Каменную Горку или еще куда-нибудь на окраину? Это неравноценная замена.

Пока судьба Сельхозпоселка окончательно не решена. Согласно генплану, до 2030 года территорию от улицы Восточной до улицы Максима Богдановича планируется застроить многоэтажными домами. По цифрам администрации Советского района, в общей сложности под снос пойдет 1078 частных усадеб при общем количестве 2888. От улицы Собинова до улицы Халтурина трогать частный сектор пока не будут. В этом году неоднократно проводились встречи представителей власти с жителями поселка. Вопрос обсуждается, но выводы делать пока рано.

Дословно

Вадим Николаенко, заместитель председателя администрации Советского района:

— В начале 2000-х планировался снос всего частного сектора. Но стратегия развития города меняется. Сейчас планируется, что на существенной части Сельхозпоселка сохранится усадебная застройка. Более конкретно можно будет говорить только после того, как завершатся обсуждения откорректированного генплана и будет определен застройщик. Решение о сносе домов должно быть выверенным, поэтому сегодня мы обсуждаем эту тему, чтобы не допустить ошибок.

Сейчас в Минске порядка 22 процентов территории занято частным сектором, при этом там проживает только 6 процентов населения города. В нашем понимании, эта территория используется не очень эффективно. Тем временем около 230 тысяч минчан стоят на очереди как нуждающиеся в улучшении жилищных условий. И мы должны подумать, куда их расселять.

Кроме того, заложена перспектива строительства метрополитена по улице Богдановича, там должна пройти третья ветка. Если город вкладывает инвестиции в развитие улично-дорожной сети, транспортного обслуживания, сети коммуникаций, то, естественно, все эти блага должны использоваться максимально эффективно. Это один из аргументов в пользу формирования многоквартирной застройки.

В вопросах компенсации мы действуем максимально открыто. Здесь все прописано законодательно. Предусмотрено несколько видов компенсации. Первый вариант — проведение оценки и выплата денег за сносимый дом. Второй — предоставление равнозначного по благоустройству жилья из расчета 15 квадратных метров на человека, но не менее площади сносимого жилого дома. Также сейчас активно рассматривается вопрос предоставления иного земельного участка. Но это очень не простая тема, поскольку в Минске таких земель нет, а с Минским облисполкомом, райисполкомом у нас есть некоторые сложности во взаимодействии.

gavrusheva@sb.by

Автор публикации:
Валерия ГАВРУШЕВА

Автор фотографии:
Александр РУЖЕЧКА

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.