CqQRcNeHAv

Запретный плод доходен

“Плодово-выгодные” — так с легкой руки потребителя были названы в народе крепленые вина, изготовленные на местном сырье. Доступные по цене, сомнительные по качеству. Около трех лет назад в стране был запущен локальный эксперимент на запрет такого доступного спиртного и, соответственно, снижение его производства. Отдельные регионы, однако, вскоре повернули обратно, хотя многие продолжают стоять на своем. И пока соседние районы соревнуются, чья позиция правильная, ушлые граждане делают “плодово-выгодный” бизнес.

От деревни Кощицы Щучинского района, где такой “запретительный” эксперимент стал нормой жизни, до соседней деревни Ваверка Лидского, где никакого запрета нет, рукой подать. При желании расстояние в три километра можно бегом пробежать. Один из щучинских предпринимателей попробовал разбавить ассортимент частной автолавки “ностальгическим” напитком, но вместо выручки влетел в убытки. Сознательные сельчане быстро позвонили участковому, а тут и налоговая инспекция подоспела.

— После этого случая у нас торговля ведет себя образцово. Хотя не стану утверждать, что по всему району такая ситуация, — говорит председатель Василишковского сельисполкома Тамара Зубрицкая.

Ее предположения подтверждает главный специалист отдела экономики Щучинского райисполкома Мария Орсик:

— Магазинчики на дому, где в любое время суток можно приобрести с рук спиртное, в том числе плодово-ягодное вино, на самом деле существуют. На бутылке такого напитка предприимчивые торговцы накручивают до восьми тысяч рублей. Закупают в соседнем районе, сбывают у нас.

Щучинцы не скрывают, что поначалу эксперимент приносил одни убытки: половина выручки типичного сельмага — это те самые плодово-ягодные вина. К тому же здесь закрылся винзавод, который функционировал при одном из хозяйств. Однако у большинства мнение однозначное: с выбранной дороги сворачивать нельзя, и с пьянством нужно продолжать бороться. Кстати, в области сейчас четыре “бесчернильных” района.

Конечно, экономика в целом недополучает финансы, но почему нелегальный “градусный бизнес” процветает? В чем же дело? Основополагающие факторы спроса из-под полы — цена и количество. Даже при накрутке с рук можно купить две бутылки вина по цене одной водки.

Что же пьют наши граждане по такой доступной цене? Технологи Гроднопищепрома заверили, что это уже не те съедающие желудок напитки, которые были в советские времена. Вина плодовые крепленые ординарные, заслужившие известную репутацию, у нас сняты с производства. Несколько лет назад в модернизацию многих винзаводов страны были вложены большие средства. В результате одни перестроились на соки, другие сохранили прежний ассортимент. Правда, на этикетках теперь пишется: “Плодовые крепленые марочные, улучшенного качества”. Суть новизны: теперь при производстве пьянящих напитков на основе натурального сока ягод и плодов с добавлением спирта ушли от устаревшей технологии так называемого быстрого брожения. Но что это дало? Вопрос дискуссионный. Один лишь факт: цена за бутылку при крепости 18 градусов в пределах двадцати пяти тысяч. Едва ли истинные гурманы купятся на это.

Идут ли такие “чернила” нарасхват в магазинах? Поставляются ли на экспорт? Ответ дала проверка Комитета госконтроля по Гродненской области. На 1 июня удельный вес запасов готовой продукции к среднемесячному объему производства на Новогрудском винзаводе, например, составил свыше 147 процентов, а на Слонимском на начало мая он был около 190 процентов. Это при том, что на Слонимском предприятии задолженность по кредитам за 4 месяца составила около 53 миллиардов, убыток по результатам деятельности — свыше 6 миллиардов рублей, на Новогрудском чистый убыток вылился в 3,4 миллиарда рублей. В числе причин, которые повлияли на такие запасы, специалисты называют, кроме увеличения ставок акциза, рост розничных цен в торговле, снижение покупательского спроса. По их оценкам, это и следствие запрета на реализацию таких напитков в ряде районов.

Губернатор Владимир Кравцов считает, что начатый эксперимент следует привести к логическому завершению:

— Этот процесс в области идет последовательно, несмотря на то, что областной бюджет имеет акцизы от продажи такого вина. У нас, к сожалению, есть проблемы с пьянством, поэтому ограничена продажа таких доступных напитков. В то же время регион выращивает большое количество фруктов, и сегодня стоит задача дальнейшего перепрофилирования винзаводов на производство качественных вин и соков.

С  одной стороны, на чаше весов экономический аспект, с другой — здоровье. В некоторых населенных пунктах винзаводы с советских времен остались бюджетообразующими, потому и закрыть их сложно. Но все течет, все меняется, только культура пития, похоже, у нас за этим движением не поспевает, иначе вместо “много и плохо” было бы “достаточно и хорошо”. Едва ли кто-то, встречая дорогих гостей у себя дома, поставит на стол бутылочку “плодового крепленого, марочного, улучшенного качества”. Их потребители, рассказывают продавцы, в основном люди, пристрастившиеся к алкоголю. Производители, возможно, не без основания заверяют, что вина наши самые натуральные. Если употреблять в умеренном количестве, вреда они не принесут. Но многие ли из числа их употребляющих знают меру? Введение разного рода ограничений на продажу крепленой продукции — это не решение проблемы в целом. Тем более если эксперимент так и остался на уровне локального. Пока такое разграничение между соседствующими районами лишь на пользу любителям заработать на чужих пристрастиях к спиртному. Полумеры никогда ожидаемого эффекта не приносили. И еще в тему. Недавно в аптеках, помимо традиционного боярышника, стал популярным бальзам на спирту “Московия”, кстати, российского производителя. Фармацевты, заподозрив неладное, стараются больше трех бутылок на руки не давать. Тот, кто не хочет пить, не пьет, а тот, кому хочется, найдет что выпить. И это всегда нужно учитывать, начиная любые антиалкогольные мероприятия.

МНЕНИЯ

Алексей Садовский, заместитель председателя Щучинского райисполкома:

— Во время начала нашим районом эксперимента я курировал торговую сферу и, признаюсь честно, был его противником. Ведь несложно было подсчитать, какие убытки мы понесем из-за отсутствия такого ходового товара. Убытки, конечно, были, но со временем ситуация в торговле пришла в норму, и у магазинов перестал собираться определенный контингент. И уже через три месяца запрета, по оперативным сводкам РОВД, стал очевидным эффект. Поэтому в декабре 2013 года райисполком принял решение сделать эксперимент нормой. Однако усилиями отдельно взятых районов ситуацию в корне не поменять. Мы должны выработать единый подход в пределах страны.

Максим Воронко, главный врач УЗ “Гродненский областной клинический центр “Психиатрия-наркология”:

— Позиция врачей-наркологов состоит в том, что алкоголь — это не продукт питания, и необходимости в легком постоянном доступе к нему нет. Мы инициировали вопрос запрета продажи алкоголя в ночное время, настаиваем и на запрете в обеденное. Начало продаж, с нашей точки зрения, должно быть часов с 9 вечера, когда рабочий день уже закончен. Алкоголь должен продаваться в спецмагазинах, как это делают, например, в Скандинавских странах.

Лучше, конечно, вообще не пить, но если употреблять, то качественный алкоголь. Главный момент — количество выпитого. Есть традиции употребления алкоголя в разных странах и у разных народов. Для северян это крепкий алкоголь, для южан — слабый. Исходя из этого аспекта, плодово-ягодные вина не совсем наши, к тому же из-за крепости их нельзя отнести и к легкому алкоголю. Замечу, что способ употребления спиртного у нас по традиции интексикационный, то есть доходит до состояния выраженного опьянения.

Производство крепленых плодово-ягодных вин в нашем регионе значительно сократилось, и это, несомненно, плюс. Что касается финансовой составляющей упомянутого эксперимента: по данным Генеральной прокуратуры, доходы от продажи алкоголя почти наполовину ниже, чем прямые и косвенные затраты на устранение последствий от его употребления.

infong@sb.by

Автор фотографии:
Елена СЕМЕНОВА

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.