CqQRcNeHAv

Ария космического гостя

Фрагмент метеорита с необычным химическим составом возрастом 470 миллионов лет ставит перед учеными новые загадки



Казалось бы, все “небесные камушки” давным-давно классифицированы и изучены. Но как пишет Nature, шведская находка заводит специалистов в тупик. Ее химический состав не похож ни на один из известных по содержанию изотопов кислорода и хрома. По сути дела, Oest-65 (такое название получил 8-сантиметровый булыжник) можно отнести к совершенно новому типу “космических гостей”. Однако ученым еще со старыми разобраться бы. Каменными метеоритами (хондритами и ахондритами), в принципе, научную общественность не удивишь. Другое дело — их собратья, имеющие в своем составе железо. Древних находок такого типа по всему миру можно буквально по пальцам пересчитать. А виноваты в этом наши предки. 

Кинжал Тутанхамона и клинки Тамерлана

Еще на заре развития археологии ученые столкнулись с загадкой: как объяснить наличие железных изделий в захоронениях и культурном слое тех эпох, когда человечество еще не умело ни добывать этот металл, ни создавать из него устойчивые сплавы? В 1922 году археолог Говард Картер обнаружил в гробнице Тутанхамона, который жил, правил и умер в XIV веке до нашей эры, железный ритуальный кинжал и еще несколько предметов из этого же металла. Кроме того факта, что в могиле бронзового века железа в принципе не должно было быть, присутствовал еще один озадачивающий момент: ни на кинжале, ни на небольшом подголовнике, ни на амулете “Око Гора” не было и следа ржавчины. И вот это уже было на грани фантастики. Ученые старательно пытались найти логическое объяснение происходящему. Единственное, не имеющее никакого отношения к мистике, — метеоритное железо. Эту же версию подтверждали и легенды многих народов, утверждавшие, что некоторые древние культовые предметы и оружие ковались из… “камней, упавших с неба”. Например, клинки такого рода имелись у Тимура Тамерлана, владык древнего Китая, правителей индийских княжеств. Кстати, именно в Индии “метеоритная теория” получила наиболее яркое подтверждение: знаменитая железная колонна в Дели, или Кутубова колонна, за 1600 лет своего существования практически не подверглась коррозии. Пока не существовало неинвазивных (неразрушительных) технологий для определения элементного состава древних железных артефактов, “метеоритная теория” основывалась просто на логике эволюции металлургических процессов. Сейчас же “метеоритное железо” вполне можно определить опытным путем — в него входят нетипичные для земного примеси. Например, в составе металла делийской колонны это повышенное содержание фосфора, а в лезвии кинжала Тутанхамона — никеля. О том, каким образом наши предки “переплавляли” метеориты в чистый металл, никаких сведений не сохранилось. Однако все объясняется, если обычные для древнего времени “небесные камни” были похожи на этот.

“Худеющий” Гоба

В юго-западной Африке на территории Намибии лежит самый большой (60 тонн) из найденных на сегодняшний момент метеоритов — Гоба. Этот “камушек” — самый древний и большой на планете кусок космического железа (84%, с небольшими примесями никеля и кобальта) — свалился с неба примерно 80 тысяч лет назад. Найденный в 1920 году, всего через 35 лет метеорит был объявлен национальным памятником, причем к нему даже приставили круглосуточную охрану. Дело в том, что за это время кусок железа “похудел” на 6 тонн — его фактически “обглодали” охочие до сувениров туристы. Кстати, ученые предполагают, что при падении на Землю Гоба весил еще больше — порядка 90 тонн. Тем не менее никакой воронки или кратера ни под самим камнем, ни в округе нет. Но как мог этот гигант тихо шлепнуться на Землю, если, например, упавший в 1990 году в Башкортостане (тогда Башкирская АССР) железный 300-килограммовый метеорит Стерлитамак оставил на месте падения кратер диаметром более 10 метров? 

В современной истории крупные метеориты нас своими посещениями не балуют. После Тунгусского метеорита, который наделал переполоха более ста лет назад, самым ярким космическим шоу стал Челябинский “летун” 2013 года. Тем не менее нас периодически пугают то астероидом Апофисом, то другими “гостями”. Насколько такие угрозы реальны, уже другой вопрос.

Компетентно

Виктор Малыщиц, астроном, ассистент кафедры физической информатики и атомно-молекулярной физики БГУ:

— В фильмах-катастрофах, особенно американских, нас частенько пугают глобальным катаклизмом, вроде падения на Землю гигантского метеорита. Какой бы фантастической ни казалась эта версия, тем не менее она имеет право на жизнь. 

Но тут важны детали. 

Во-первых, “трафик” в космическом пространстве действительно достаточно оживленный. И среди астрономических объектов встречаются потенциально опасные. Однако при современном уровне развития науки существует возможность не только отслеживать траектории их движения (как реальные, так и предполагаемые), но и с большой долей вероятности прогнозировать события с их участием. Конечно, от ЧП никто не может быть застрахован, но на данный момент вероятность катастрофы планетарного масштаба составляет примерно один процент к миллиону. 

Во-вторых, представляя себе жизнь на заре времен, мы привыкли думать, что когда-то все они буквально бомбардировали Землю, оставляя нам “на память” кратеры, каньоны и прочие особенности рельефа. Но нужно понимать, что, если “развернуть” время, предположим, в виде ленты, мы увидим, что между падениями крупных небесных тел все-таки существовали большие промежутки — как минимум миллионы лет. Можно допустить, что в следующий такой отрезок тоже что-либо случится и нам всем глобально не повезет. 

В-третьих, как это ни парадоксально, но на самом деле Земля и сейчас достаточно неспокойное место. Ежегодно на нас валится не менее тысячи мелких (по космическим меркам, конечно) метеоритов. И еще больше сгорает в атмосфере, долетая до поверхности планеты в виде пыли. Тем не менее замечают такие явления только специалисты. Почему? Вы удивитесь, но вопреки нашим собственным представлениям о перенаселенности планеты на самом деле здесь очень много пространства, где нога человека, может, и ступала, но вот жилья сейчас не наблюдается. Кроме того, 75% поверхности занимают океаны. Большинство метеоритов падают именно в таких местах. И только 15—20% из них поступают в качестве экспонатов в музеи или становятся объектами исследования для ученых. 



Это интересно 

Многие метеориты содержат редкие металлы, драгоценные и полудрагоценные камни, а также вещества, которых нет на Земле. Чем более уникальным является осколок по составу, тем выше ценится. Так, например, каменные метеориты стоят от 50 центов до 1,5 доллара за грамм. Обычные железные — 2—3 доллара. Один грамм железокаменного (палласита), в состав которого могут входить даже полудрагоценные камни, потянет от 20 до 50 долларов.  Самым дорогим метеоритом, проданным с аукциона, сегодня является двухкилограммовый осколок метеорита “Дар аль Гани 1058”, проданный в США за 330 тысяч долларов. А самым красивым считается метеорит Фукан (палласит), обнаруженный в 2000 году в пустыне Гоби. 

bebenina@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Автор публикации:
Ольга БЕБЕНИНА

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.